Октябрь. — 2015.

Валерия Пустовая
Читайте в мае
http://magazines.russ.ru/october/anons/2015/anons5.html


СЮЖЕТ НОМЕРА
Илья Бояшов. Джаз
Итоги целого века, уместившиеся в один день, наугад выбранный автором.
Роман-калейдоскоп из моментов одного октябрьского дня 1967 года, сополагающий покорение космоса и эскапизм ботаника, самопожертвование монахини и расправу варваров над мудрецами, экспедиции в подсознание и на луну, реабилитацию писателя-лагерника и гибель романтика революции.
Под пером автора роман рассыпается на фрагменты, иерархия исторических событий ломается, утрамбованная цельность прошлого расслаивается – но именно в этом расслоении, расторжении логических связей, подрыве сложившихся оценок рождается новая гармония, музыкальная сочетаемость и стройность того, что казалось информационным хаосом.
Методом наблюдения исторических вероятностей Илья Бояшов приближается к пониманию законов жизни. Удивительно современное повествование об истории – не столько о прошлом, сколько о философии времени, с которой хочется разобраться, прежде чем выносить прошлому приговор или тосковать о нем беспробудно.

ДОКУМЕНТАЛЬНЫЙ РОМАН. ПРОДОЛЖЕНИЕ

Леонид Юзефович. Зимняя дорога
Кульминация документального эпоса о якутском походе белого генерала А.Н. Пепеляева и красного командира И.Я. Строда – многодневная осада Сасыл-Сысы, Илиада во льдах. Посланцы гражданской войны сталкиваются, как троянцы и греки, у стен, выложенных телами их павших товарищей, удерживая друг друга в магическом круге войны, свершая волю богов. Селение из пяти юрт, затерянное в морозной пустыне, в романе Юзефовича становится цитаделью мифа, рассказывающего вечную историю о жизни и смерти в обстоятельствах края света и края века.

РАССКАЗЫ

Гузель Яхина. Винтовка
Юная медсестра пересекает поле боя, выручая раненых, но сюжет рассказа – не в увиденных ею крупных планах войны, а в том переключении плана крупного на план общий, войны личной – на войну в историческом измерении: в наползании на человека махины войны, перемалывающей личный выбор и малые дела добра.

Илья Кочергин. Чужой доктор
История отчуждения в малозаметных штрихах, свидетельствующих о необратимых переменах в психологии – народа, нашедшего наконец основание для роста уверенности в себе, и героя, подозревающего провал национальной терапии.

СТИХИ

Владимир Салимон. Если у тебя гитары нету
«До наступленья коммунизма / и райской жизни на земле
 писались нами эти письма, / что мы с тобой нашли в столе».

Игорь Померанцев. На этот раз мы решили не сдаваться
«И вот теперь, семнадцать лет спустя,
 я снова на той же площади,
 но называется она не Скандербег, / а Украина».

ПУБЛИЦИСТИКА И КРИТИКА

Елена Пестерева. Глаз и Слово
Визуальное измерение творчества Пригова – в выставках и постановках, акциях и философии искусства, – по-новому доказывающее логоцентричность поэта-художника.

Федор Ермошин. Зомбаки Павлова
Книга Александра Павлова «Постыдное удовольствие. Философские и социально-политические интерпретации массового кинематографа» как повод к остроумной и принципиальной полемике о мере художественной ответственности в искусстве для большинства.

Александр Беляев. Ощущение полной свободы
Популярное музыковедение как заметный просветительский тренд – на примере ряда популярных книг о серьезной музыке.

ЛИТЕРАТУРНЫЙ МУЗЕУМ

Эрнест Орлов. «Разбойники пера и мошенники печати». Рубрику ведет Дмитрий Бак
В новой рубрике публикаций из фондов Государственного литературного музея – исследование о «малой прессе» в восприятии А.П. Чехова и литераторов его круга. Автор – заместитель директора по научной работе Государственного литературного музея, заведующий отделом «Дом-музей А.П. Чехова» – рассказывает «о литературном фоне и литературном быте конца XIX века», приближая нас «к решению вопроса о том, как из Антоши Чехонте вырос А.П. Чехов».

Библиотека рекомендуетПодробнее > "Октябрь. — 2015."

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *