День воспоминаний Михаила Львова

В 2017 году Урал празднует 100 летний юбилей замечательного поэта, нашего земляка Михаила Львова.
Когда в нашей стране отмечают День победы, когда вспоминают Великую Отечественную войну, погибших на фронтах, то часто по радио, телевидению мы слышим и видим исполнение прекрасных песен, среди них — «Поклонимся великим тем годам», «Горячий снег», «Сидят в обнимку ветераны»… Многие знают, что написала к ним музыку знаменитый композитор Александра Пахмутова. Но немногие знают, что слова этих песен принадлежат нашему земляку — замечательному поэту — Михаилу Львову. Мы — уральцы должны знать это имя, его стихи.

Михаил Давыдович Львов (настоящее имя Рафкат Давлетович Габитов) родился 4 марта 1917 года в башкирском селе Насибаш. Его отец, выходец из бедной крестьянской семьи, был учителем, приговаривался к расстрелу и каторге. Детство поэта прошло в деревне, у людей, приютивших его после смерти матери, тоже сельской учительницы.
Там давно в Насибаше
Люди добрые наши
Двух сирот нас увидели
Без родных, без родителей,
— писал он в стихотворении «Соловьи Салавата». В деревне Лаклы он окончил начальную школу, в Златоусте — семилетку, в Миассе — педагогический техникум. Учился в Уфимском и Челябинском пединститутах. Впервые его поэтические опыты оценило литературное объединение ЧТЗ. В своих воспоминаниях Львов писал: «Тридцатые годы… И я рванулся юношей на ЧТЗ. Хотелось самому участвовать в стройке, потом работать в цехе, изнутри узнать чувства и думы рабочего человека, постараться выразить их в меру своих сил… и, может быть (если получится), стать поэтом. Я вспоминаю с благодарностью нашу лит-кружковскую юность.
Нам была выделена в клубе ЧТЗ отдельная комната. Постоянная! Мы там засиживались допоздна, обсуждая стихи — свои, и классиков, и старших поэтов, новые публикации в центральных газетах и журналах. Из клуба — в степь, там еще продолжали, гуляя, читать стихи, спорить, думать. Наивные, милые времена».
То время в его памяти оставалось всегда одним из самых счастливых, потому что было наполнено романтикой: «Мы жили работой и стихами. Ходили в протертых до дыр штанах. Помнится, когда шли к девчатам на свидание, то надевали костюм, который висел в нашем общежитии один на всех. Да и у того брюки сзади были протерты. Обычно мы уходили от наших подруг, как от королев, пятясь спиной к двери. Наверное, они понимали причину нашего такого «галантного» поведения и прощали нам. Мы были бедны, полуголодны, но зато какими щедрыми были наши души! Никогда не забуду: когда на Северном полюсе побывали наши пилоты Папанин и Чкалов, мы отправили им телеграмму. В стихах. На это мы не жалели денег. В центральном журнале прочтем стихи того или иного поэта, тут же откликаемся на них. Отправляли телеграммы, в которых выражали свое восхищение удачными строками или негодование по поводу халтуры».
Через год Михаил Львов едет в Москву поступать в Литературный институт. Сдавал экзамены и «за семь дней десять раз был в театрах днем и вечером. «Глотал» музеи, «сидел в Большом театре», как он говорил. Сначала учился заочно, а потом перевелся на очное отделение.
Он писал: «Счастье учебы в Москве! Наше молодое соревнование! Прекрасные непримиримые студенческие споры!… Мы, несколько студентов… сняли за городом комнату. У нас не было постелей. У меня не было даже осеннего пальто. Спал на газетах. Просыпался на рассвете от холода… Утром мы шли в ближайший продуктовый киоск, покупали черный хлеб и сахарный песок. И вот макаешь хлеб в большую жестяную кружку с кипятком, потом в песок — и ешь…
…Институт дал возможность полностью посвятить себя изучению литературы классической и современной — почти круглосуточному, выработать вкус, жить в стихии поэзии. Это было одним из самых больших подарков жизни…
…Литинститутское товарищество! И — счастье постоянного общения с мастерами поэзии, с бессмертными Учителями!… Так, светясь улыбками, красотой, дерзостью и отвагой, наш институтский корабль шел сквозь волны времени, пока не обрушилась на нас война».
Сражался Михаил Львов в рядах 10-го гвардейского Уральского добровольческого корпуса, прошел фронтовые дороги сполна — до Берлина и Праги. В короткие привалы между сражениями писал стихи. Летом 1944 года в армейской газете было напечатано стихотворение «Чтоб стать мужчиной, мало им родиться». Оно сразу сделало поэта известным.
Урал и на войне всегда был рядом с Михаилом Давыдовичем, к нему он постоянно обращался в мыслях и стихах:
Пройдут года — над веком небывалым
Потомки совершат свой поздний суд.
Железо назовут они Уралом,
Победу назовут они Уралом
И мужество Уралом назовут.
Позднее он скажет: «Без Урала, Челябинска, без уральских друзей и танкистов, с которыми я прошел немалый боевой путь на броне, без героизма и доброты своих земляков я не смог бы стать поэтом».
Война будет тревожить его и в мирное время. С пронизывающей простотой, словами, полными горечи и драматизма, он напишет:
Эти дни позабыть нельзя,
Нам со многим пришлось расставаться,
Но когда погибают друзья,
Неудобно в живых оставаться.
Ты ведь знаешь, мой друг, я не лжив —
Мне б хотелось быть рядом с тобою,
И, как ты, не вернуться из боя…
Ты прости мне, что я еще жив.
Великая Отечественная война стала для Михаила Львова не только жестоким испытанием, но и большой школой. Из нее он вынес опыт постижения глубин человеческой души, а это, в свою очередь, сыграло огромную роль в формировании его поэтического таланта в послевоенные годы.
Одна из главных тем его поэзии — тема дружбы между народами. Отец Михаила Львова после возвращения с каторги обучал детей казахов, татар, русских.
Стал заслуженным учителем республики, был награжден орденом Ленина. Писал стихи. И Михаил Давидович словно вслед за своим отцом говорил: «В путь я вышел кругосветный, Поднимаю стих, как стяг, Я, татарин стопроцентный, С русской речью на устах».
Классическим стало его стихотворение «Сколько нас, нерусских, у России» — об интернациональном братстве людей.
В последние годы своей жизни Львов жил в Москве. Работал в прекрасном журнале «Новый мир», был членом редколлегии и заместителем главного редактора. Постоянно помогал молодым поэтам, буквально опекал их. Его стихи поражают жизнелюбием:
А я еще живу, еще ликую,
И одержимость жизнью не прошла,
И дни свои стихами публикую,
Пока не грохнусь где-нибудь плашмя.
Готовый к схватке, к рыцарскому бою
И жизни на оставшуюся треть,
Я оставляю право за собою
В отваге жить, в отваге умереть.
С Уралом связи не терял. Посвящал ему стихи: «В городе юности», «Поэту Урала», «Мой Урал», «Об Урале», «Слово «Урал»». Он с гордостью говорит:
Мои уральские истоки,
Моя начальная пора.
Мои уральские восторги.
Мое уральское «ура»…
…Не позабылись, не пропали,
Хоть вы — не те и я не тот,
И навсегда мне в кровь попали.
Как попадает кислород…
Он много писал в последние годы. В различных столичных издательствах вышли его сборники «Стихотворения» («Современник», 1985), «Встречное движение» («Советский писатель», 1984), «Второе письмо в молодость» («Молодая гвардия», 1986).
Евгений Евтушенко сказал о стихах поэта: «Они не заучиваются, а как бы впитываются, вдыхаются вместе с воздухом и остаются в сердце, чтобы жить там вечно».
Михаил Львов ушел из жизни 25 января 1988 года.
Прошли годы, десятилетия. Многое изменилось в мире, другие ценности появились у молодого поколения. Но поэт-фронтовик Михаил Львов остался верен своим идеалам, своим моральным ценностям. В содружестве с композитором Александрой Пахмутовой одна за другой родились их прекрасные песни: «Сидят в обнимку ветераны», «Горячий снег», и наконец «Поклонимся великим тем годам». Последняя песня стала гимном фронтового поколения. Когда ее исполняет Иосиф Кобзон, словно мороз обжигает кожу. Написанная в 80-е годы, она и сегодня волнует сердца всех поколений. Каждый праздник 9 Мая и в день всеобщей памяти и скорби по погибшим 22 июня эту песню исполняют и в Большом Кремлевском дворце, и на Красной площади в Москве-по всей стране. Завидная судьба поэзии фронтовика!

Читаем Михаила Львова:
Он верил в высокое предназначение человека.
Я не люблю
усталых рассуждении
о бренности земного бытия.
Он был великим энтузиастом.
Я начал с пафоса большого,
с высокой веры в жизнь
и в век,
с восторга, с жара молодого,
с рывка вперед,
с движенья вверх.
Он благодарил выпавшее ему время.
Мой век, меня ты не обидел.
Он хотел счастья, всеобщего, а не отдельного.
Быть счастливым со всеми —
Это высшее счастье.
Такой была эпоха. Таким был народ. Таким был поэт. Урал для Михаила Львова существовал – в четырех гранях: юность, железо, война, победа. То есть Урал – это вся его поэзия. У поэта есть стихи про Челябинск (и другие города Урала).
Он писал о войне и победе.
Мы — поэты Победы,
В славе, в прахе, в пыли.
Мы – большие поэты,
От большого мы шли.
Ни Берлина, ни Праги
У солдат не отнять.
Годы нашей отваги
Под архив не подмять.

Через полвека отняты у ветеранов и Берлин, и Прага. Падают монументы освободителям в столицах Европы. Нет цветов у парижанок, чтобы бросить их к ногам поседевших солдат. Нарочито забывчивы Варшава, Бухарест, Будапешт, та же Прага…
Однако же, правда, за поэтом: Победу никому не отнять. Все равно она в сердцах людей, а если у народов есть одно большое сердце, то в нем храниться память о парнях на танках, которых девушки в шелковых платьях забрасывали цветами. Тот весенний день мая – правда. Все остальное – кривда.
Если кто хочет знать, каким было поколение, прошедшее через войну, — те, кто погиб в войну, кто умер в мирные дни давно и не давно, кто жив по сей день, — читайте Михаила Львова!

  • Львов Михаил Давыдович: [Краткая биография, стихи] // Поэты Урала. Антология в двух томах. Т.2. — Свердловск: Средне-Уральское кн. изд-во, 1976. — С. 5-18.
  • Львов, М.Д. Избранные произведения: в 2-х т. Т.1.Стихотворения 1939-1965. – М.: Худож. лит., 1981. — 381с.
    В первый том вошли избранные стихотворения, написанные автором в 1939-1965 годах.
  • Львов, М.Д. Избранные произведения: в 2-х т. Т.2. Стихотворения 1965-1980. – М.: Худож. лит., 1981. — 446с.
    Во второй том вошли избранные стихотворения, написанные автором в 1965-1980 годах.
  • Львов, М. День воспоминаний: Стихи разных лет. Мемур. Проза. Современники о поэте / Сост. Е.Г. Ховив. – Челябинск: Юж. – Урал. кн. изд-во, 1997. – 368с.
    Сборник стихотворений русского поэта, творчество которого неразрывно связано с Южным Уралом. Наряду со стихами, многие из которых приобрели всенародную известность, в него вошли популярные песни, созданные в содружестве с композиторм с Александрой Пахмутовой.
    В сборник вкючена мемуарная проза Михаила Львова. Заключают его воспоминания современников о поэте.
  • Львов, М.Д. Собрание сочинений. В трех томах. Т.1. Стихотворения. 1939-1969 / М. Львов. – М.: Худож. лит., 1987. — 559с.
  • Львов, М.Д. Собрание сочинений. В трех томах. Т.2. Стихотворения. 1969-1980 / М. Львов. – М.: Худож. лит., 1988. — 543с.
  • Львов, М.Д. Собрание сочинений. В трех томах. Т.3. Стихотворения. 1977-1987 / М. Львов. – М.: Худож. лит., 1988. — 495с.
  • * * * * *
  • Белозерцев, А.К. «Я принимаю мужество в наследство» / А.К. Белозерцев // Старица: лит. — худ. издание. – Челябинск: Челяб. Дом печати, 2010. – Вып.4. – С.112-116.
  • Крохалева, Т. Н. Львов Михаил Давыдович / Т. Н. Крохалева // Литература России. Южный Урал: хрестоматия. 5-9 класс / Сост. Н. А. Капитонова и др. — Челябинск: Взгляд, 2002. — С. 158-174.
  • Львов Михаил: [Биография] // В железной реальности века: стихи и проза писателей Южного Урала / сост. И ред. А.К. Белозерцев. – Челябинск: ООО «АЛИМ», 2008. – С.68-69.
Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *