Моя Коробковка

Поселок Новотагилка находится на левом берегу реки Миасс близ западного склона Ильменских гор в 8 километрах южнее села Новоандреевка. В 1820 году сюда были переведены мастеровые Нижнетагильского чугуноплавильного завода, стоящего на реке Тагил. Есть основание предполагать, что пострадали они за то, что не платили налогов в течение 18 лет. Эти мастеровые и основали деревню Новотагилка (Ново-Тагил), назвав её по своей старой родине. Имеется у селения и другое название — Коробковка.
Существует две легенды о названии деревни. Первая связана с именем владельца здешних лесных дач или десятника Родиона Коробкова. А народная этимология связывает наименование «Коробковка» с тем, что здесь плели короба. Жителей деревни и называют – коробчане. По-видимому, Коробковка и Новотагилка вначале были отдельными селениями, но со временем слились в одно, зато с двойным названием. Оно отражено в документах 1871 г. — деревня заводская Ново-тагильская (Коробковка). В книге «Общие сведения об Оренбургской губернии и списки деревень Челябинского уезда за 1885 год» есть запись: «Тагильская Новая (Коробкова) деревня, Оренбургской губернии, Троицкого уезда…Число жителей 419 душ обоего пола, 73 двора».

Как строилась деревня

В начале XIX века на территории современной Новотагилки было построено 7 домов. Из старого Нижнего Тагила были высланы в лес, на левый берег реки Миасс 7 семей. Место им выбрали на горке в глухом лесу, к которой не было подъезда. Река Миасс окружает деревню с трёх сторон (юга, востока, севера), а на западе болота. В то время, видимо, непроходимое. Назвали его – Шальное. Названия местам вокруг деревни жители давали сами. Например, Елисеев брод был назван, потому что на берегу этого брода жил отшельник Елисей, который построил себе сам избушку и жил в одиночестве. Жители деревни его кормили, чем могли. «Волков» брод назвали, потому что в кустах между Волковым и Елисеевым бродами было логово волков.
Фамилии первых поселенцев — Шляхтины, Бородины, Кушновы, Балакины и, вероятно, Пуповы. Они рубили лес, заготавливали древесный уголь, который отправляли на Златоустовский металлургический завод.
В первую очередь были построены четыре дома по улице Большой (сейчас Кушнова), мост через реку Миасс, церковь (часовня), здание управы. Лес для постройки рубили на месте. Первые дома в Новотагилке, в основном, рубились из лиственницы. Заборы, рамы в домах, ставни и двери филёнчатые, отделки резные. Старожилы помнят, что еще в 1942 году в центре деревни находился низко спиленный пень диаметром около метра.
Коробчане занимались домашним хозяйством: разводили коров, лошадей, овец, добывали золото на реки Наилы, левом притоке реки Миасс. Название поселок получил от одноименной речки, левого притока Миасса. В аллювиальных отложениях реки Миасс располагается россыпь золота протяженностью 4,6 километра. Центральный ее участок и Коробковский прииск (старое название Новотагилки) разрабатывались с 1844 года.
В настоящее время россыпь значительно выработана, но имеется еще несколько больших обводненных целиков в берегах реки Миасс. В россыпи, кроме золота, встречаются магнетит, гранат, кварц, полевой шпат, ильменит, хромит, гематит, топаз, циркон, корунд.
В двух километрах к северу от Наилов располагается гора Француз (высота – 400 метров над уровнем моря), покрытая смешанным лесом.
Название горы сохранилось с тех времен, когда по концессии царское правительство сдало ее в эксплуатацию французской частной компании с правом добычи на горе полезных ископаемых. В период с 1878 по 1915 года французы официально вели на горе добычу асбеста, а на деле начали промышлять золотишком на Миассе. Вскоре об этом стало известно российским властям, и концессия была прекращена. До нашего времени сохранились развалины старого предприятия, часть стен которого сложена из серпентинита. До сих пор сохранились парадные каменные лестницы к фабрике и административному зданию. И трудно предположить, что для добычи асбеста французам стоило затевать столь масштабное строительство. Жаны да Луи отлично понимали, чем богата уральская земля – драгоценными металлами да самоцветными камнями – и обустраивались на Французской горке основательно, а в кирпичных кладках устраивали тайники, которые сейчас обнажились в старинных стенах.
Почти на самой вершине находится водоем, который являлся в то время водным источником производства, а сейчас местом пикников и обменом впечатлениями. По легенде, воду в озеро на горе наносили во рту из реки Миасс провинившиеся работники фабрики.
Добыча золота шла вручную. До прихода Советской власти она велась хищническим путём, так как государство скупало золото за половинную цену. Рассыпное золото сдавали местным купцам: Сюткину за 1г — 2 руб., Симонову за 1г — 2,5 руб. Перед войной, в 1913-1914 г. курс рубля стал падать, золото обесценивалось, поэтому добывать его перестали вплоть до прихода Советской власти в 1922 году.

Как жили коробчане

Приехали наши предки семьями со скотом, детьми, стариками. Трудно жилось им в этом дремучем лесу. Уже за дорогой у ключа, за мостом начинались татарские земли. На косогор Ильмень нельзя было ходить, брали в заложники, хотя потом отпускали. За ягодами ходили крадучись. Земельных угодий вокруг не было. Основная забота была о хлебе насущном. Ремеслом наши предки не занимались. Их кормил лес, запасали на зиму грибы, ягоды. Бруснику, калину мочили, малину, чернику, клубнику — сушили. Рубили лес, пилили тёс, всё продавали в Челябинск, Златоуст. Возили всё на лошадях. Заготавливали лес, дрова, возили их к печам Тыелги. Оттуда уголь увозили в коробах в Златоуст, там выплавляли сталь. Трудились всей семьёй.
Пахотные земли арендовали в основном у татар в деревнях Соломкино, Биткулово, Елтырово. Там сеяли хлеб. Пахали на лошадях, жали вручную. Зерно и солому привозили в деревню. Примерно в 1914 – 1917 годах зажиточные семьи стали покупать жнейки-самосброски. Жнейка жала и сбрасывала кучку на сноп. Оставалось только связать его. Приезжали и на участки соседей за плату по договорённости.
Татары жили богаче наших предков. Ведь они свои степи сдавали в аренду, а наши предки жили на горе, вокруг которой не было площадей под посевы. У татар на гумнах были молотилки, на которых зерно молотилось, веялось на веялках, очищалось от мякины. Молотили по очереди. Обмолот затягивался до зимы. Зерно, овсяную солому, мякину увозили домой в Коробковку. Дорога шла вокруг мелкой горы по берегу Ишкуля. Зерно вывозили в первую очередь. Вывоз соломы оставался на зиму.
В основном в деревне жили дружно, много трудились, в беде помогали соседям и родственникам. Наша деревня лежит на пути, по которому бежали каторжники из Сибири. Они шли лесом через Мягкую гору, по Шальному болоту, по горкам и дальше к своей родине. Ещё сейчас можно увидеть на воротах старых домов остатки от досок, которые служили полочками. На эти полочки ставили молоко, хлеб. Это называлось — потайной милостынею. Люди проходили ночью, брали еду и уходили дальше, никого из жителей не тревожили. В семьях было много детей. Человека с детства приучали к труду. Старшие помогали младшим, которые их безоговорочно слушались. В семье отец был — хозяин. Его слушались беспрекословно. Мать следила за хозяйством, чистотой в доме, одеждой детей, занималась сама и приучала к этому дочерей.
В деревне уважали гармонистов, кузнецов, пимокатов, портных. Режим работы и отдыха шёл по времени церковных праздников.
По вероисповеданию первые поселенцы были старообрядцы, или кержаки. Из своей среды они выбирали духовного наставника и молились во временно поставленной избёнке. К старообрядцам выезжал миссионер, агитировал их за принятие православной веры, но они не соглашались.
Духовный наставник венчал новобрачных. В Златоусте было много церквей. Православные молиться ходили туда за 45 км. Но постепенно веры перемешивались, невесты были из Новоандреевки, Тургояка, выходили замуж и в Златоуст. Но в начале браки были между своими. Браки были неустойчивые: поселенцы разводились и снова женились, и снова их венчали. Наставник, окончив молебен, давал наставление новобрачным: «Жена мужа должна слушаться, а муж жену должен учить, бить жезлом, но не с усердием и злом».
В каждой деревне были свои престольные праздники. В Тургояке — Михайлов день. В нашей деревне — Казанской богородицы. У каждого праздника были свои ритуалы. В Рождество — девичьи гадания. Две недели до Крещения ходили, славили дети. В Крещение ходили на речку к проруби всей деревней с попом. В пасху ходили в гости, красили яйца, пекли кулики. В престольные праздники ездили в гости к родственникам в другие деревни и к себе принимали гостей.
Грамотных людей было мало. Верили в чудеса, чертей, ведьм.

Становление Советской власти

В Новотагилке председателем назначили Баталова Василия. Заместителем Макурина выбрали Хлебникова Михаила Терентьевича. Они с первых дней начали агитировать народ, хотели убедить его в том, что при Советской власти все люди будут равны и жизнь будет намного лучше.В январе 1918 года в село Новоандреевку прибыли по заданию партии четыре вооружённых человека. Это были: бывший моряк Алексей Иванович Макурин, Фёдор Григорьевич Потапов, Михаил Дмитриевич Красноперов и Михаил Терентьевич Хлебников. Они взялись устанавливать Советскую власть в Новоандреевке и окрёстных сёлах. Сначала им нужно было сплотить вокруг себя надёжных людей. В Новоандреевке был организован совет, председателем которого выбрали Алексея Ивановича Макурина.
Из Челябинска на Миасс двигались крупные соединения белых. В Тургояке был организован добровольный отряд рабочих для помощи Красной Армии, для обороны Миасса. От Новоандреевки в ряды добровольного отряда влились: председатель с/совета Макурин, лесничий Смагин, Потапов и Краснопёров. Председателем Новоандреевского с/совета остался М. Т. Хлебников. Он собрал надёжных молодых парней, вооружил их и организовал, посты вокруг села. На постах стояли: Василий Базунов, Григорий Васильевич Васильев. Михаил Иванович Анисимов и Николай Николаевич Данилов. Когда Миасс был взят белогвардейцами, добровольный отряд, разбившись на группы, рассеялся по окрестным сёлам.
В это время из Карабаша двигались крупные части белоказаков. Они подошли к Новоандреевке, сняли стоявших на окраине деревни Василия Базунова и Григория Васильева и зарубили их саблями. Хлебников успел убить двоих, а сам скрылся. Между тем группа Макурина отходила к Карабашу. В Новотагилке к ним присоединился председатель Баталов. Дойдя до Тыелги, люди решили переночевать. Они расположились у мастера Жукова. Он разместил их в угольном сарае. Они улеглись спать и от усталости сразу заснули.
Сын Жукова был связан с казаками. Узнав, что у них расположились красные, он ночью сообщил белым. Казаки оцепили сарай. Услышав шум, красногвардейцы проснулись и взялись за оружие. Казаки предложили им сдаться в плен. В ответ на это из сарая грохнул залп. Убедившись в том, что красных не взять, мастер Жуков предложил поджечь сарай. Белые облили бензином сарай и подожгли. Красногвардейцы метались в огне, задыхаясь в дыму. Одежда на них запылала. Макурин, выбежав из сарая, бросился под дом, дом загорелся. Так погибли организаторы Советской власти в Новоандреевке и Новотагилке.
В 1918 году белогвардейцы захватили г. Златоуст и двинулись на Миасс. В районе горы Моховой в начале ноября завязался кровопролитный бой Миасского коммунистического отряда с белочехами. Малочисленный отряд красногвардейцев вынужден был отступить и малыми группами рассредоточиться. Кобелев и Косиков забежали в своё родное село, чтобы взять с собой пищу и скрыться в горах. Село Новотагилку в то время захватили белоказаки. Местные кулаки выдали врагам отважных солдат революции.
Долго озверевшие враги мучили Косикова и Кобелева, выпытывая, куда скрылся коммунистический отряд, но мужественные бойцы молчали. Стояла погожая золотая осень. 10 ноября усиленный белогвардейский отряд погнал двух отважных бойцов на допрос в Тургоякское волостное правление. Дорогой юношей били и пытали. Начальник конвоя дал приказ расстрелять их по дороге. Один из казаков выхватил саблю и снёс голову Кобелеву, а Косикову пьяные конвоиры выстрелили в затылок. Трупы бросили на дороге недалеко от места зверской казни. Этой же ночью их нашли товарищи из отряда и недалеко от дороги похоронили. А через два года на Урале прочно установилась советская власть, останки героев перенесли на сельское кладбище.
С 1922 года по 1930 год в Новотагилке секретарём сельсовета был Бородин Иван Маркович. По поручению уездного комитета партии он организовал в деревне молодёжь в комсомол и партию. Первая комсомольская организация была малочисленна. Самыми активными были Алексей Наумович Бородин, Татьяна Афанасьевна Бородина, Василий Маркович Бородин, Андрей Иванович Балакин, Татьяна Васильевна Балакина и др. Первыми комсомольцами были Павел Афанасьевич Енков, Иван Маркович Бородин, Александр Петрович Васютин, Анисим Иванович Шляхтин, Иван Яковлевич Шляхтин. Хорошими помощниками и советчиками в работе были старшие: Евстигней Андреевич Шляхтин, Василий Константинович Андреев, Александр Иванович Бородин, Маккавей Алексеевич Кушнов, Иван Архипович Бородин. Почти ежедневно по 12 — 15 часов с комсомольцами занимались по общеобразовательным предметам, в ликбезе и драмкружке. Наша школа занимала 1-ые места в области (тогда она была Уральской).
В 1937 году в Новотагилке уже было электричество и радио, всё делали сами старатели. Стояло 2 локомотива, которые работали на дровах и вырабатывали пар. Работала золотопромывальная фабрика в Наилах.

Наш земляк — Герой Советского Союза

В поселке Новотагилка, недалеко от клуба, находится небольшой обелиск с фамилиями односельчан, не вернувшихся с полей сражений Великой Отечественной войны. Из 96 погибших наиболее часто встречаются 4 фамилии: Бородины — 22, Шляхтины — 17, Балакины- 7, Кушновы — 6. Это фамилии первых поселенцев старообрядцев. Эта замечательная во всех отношениях деревня стала родиной Героя Советского Союза Михаила Петровича Кушнова. В его честь названа центральная улица.
М.П. Кушнов родился в 1923 году, прошёл пол-Европы, вернулся с войны живым и невредимым. На доме, где прошло детство и юность мужественного воина, сегодня висит мемориальная доска: «В этом доме родился и жил герой Советского Союза Кушнов М.П. 1923-1953 г.г.» Она была торжественно открыта 18 октября 1968 года. В тот день состоялся митинг, на котором присутствовали ветераны, представители общественности, преподаватели и учащиеся школы №51, в которой учился герой, а также родители — Пётр Максимович и Прасковья Акимовна. 11 школьников вступили в пионеры. Следопыты из ПТУ №38 на свои средства изготовили мемориальную доску. Заказ учащихся был выполнен на Сыростанской мраморной фабрике.
Михаил был старшим из пяти братьев и сестёр. После войны окончил Свердловскую юридическую школу и работал секретарём и юристом в Миасском исполкоме. В 1953 году его избрали депутатом горсовета. Но к сожалению, 25 октября того же года его жизнь трагически оборвалась. А было ему тогда всего 30 лет. В 1965 году улица Большая была переименована в его честь.
Документальные свидетельства его героической жизни хранятся сегодня в фондах краеведческого музея: 5 благодарностей от Сталина, удостоверение на награждение медалью «За оборону Сталинграда». В 1943 году он получил медаль «За боевые заслуги», а в 1945 — звание Героя Советского Союза за умелое командование, героизм и мужество, проявленные при форсировании реки Тисы.
Описание его подвига, содержащееся в наградном листе, вызывает восхищение. В ночь с 4 на 5 ноября 1944 года лейтенант Кушнов с группой разведчиков получил задание переправиться на вражеский берег. На середине реки Тисы лодка была обнаружена противником, который открыл по ней шквальный огонь. Когда пробитая лодка начала тонуть, Кушнов поплыл, увлекая за собой бойцов. Достигнув берега, он бросился на вражеский пулемёт и уничтожил его гранатой, обеспечив высадку взвода. Завязался неравный бой. В течение суток противник превосходящими по численности силами 12 раз контратаковал взвод разведчиков, но каждый раз не выдерживал упорства и стойкости, неся большие потери, откатывался назад. Сам М.П. Кушнов истребил 12 вражеских солдат и взял в плен офицера и трёх солдат противника. Подразделение под командованием Кушнова удерживало захваченный плацдарм, пока туда не переправились основные силы.
О его мужестве ходили легенды. Однако, люди, которые помнят М.П.Кушнова, говорят, что он был простым, обычным парнем, и, если бы не война, никто бы не узнал, что он настоящий герой.

Библиотека

Открыта библиотека-филиал №14 была в марте 1958 г. Библиотека находилась в здании старого клуба, в народе называемом «красном уголке». Первым библиотекарем была Нина Николаевна Ботова. Фонд библиотеки составлял 14000 экземпляров.
В 1960 г. освободился дом по улице Кушнова (здание бывшего сельского совета). В этот дом переехала библиотека. Нина Николаевна проработала в ней до 1968 года. В 1968 году Н.Н. Ботова переезжает в г. Миасс, вместо неё работает Нелля Михайловна Шляхтина (с 1968 г. по 1970 г.)
В 1970 г. строится пристрой к старому клубу. Здание кирпичное, но очень холодное. Сюда и переезжает сельская библиотека. С 1970 г. по 1980 г. в ней работает Валентина Михайловна Сюткина. Библиотекари всегда были ведущим звеном на селе. Проводили обзоры литературы, лекции, выступали на митингах, успевали руководить художественной самодеятельностью, ездили с выступлениями в соседние деревни.
С 1980 г. по 1989 г. сменилось несколько библиотекарей, здесь работали: В.В. Брашовян, В.Н. Новикова, Т.П. Волокитина.
В ноябре 1989 г. реставрируется здание школы, сюда переезжает клуб и выделяется помещение для сельской библиотеки. С 1989 г. в библиотеке работает Е.Ю. Метелёва. В октябре 2009 г. библиотека получила звание Павленковской.
Сегодня в посёлке проживает почти 800 человек. Посёлок расстраивается. В нём работает почтовое отделение, фельдшерско-акушерский пункт, клуб, библиотека, магазины.

История записана со слов В.К. Андреевой, А.К. Бородиной, В.К. Бородиной, А.П. Бородиной, П.Е. Андреевой, А.В. Кушновой.

Литература

  •  Невраева И.Ю. Новотагилка/ И.Ю. Невраева, В.В. Поздеев // Челябинская область: энциклопедия. В 7тт. Т.4. / гл. ред. К.Н. Бочкарев. – Челябинск: Каменный пояс, 2008. – С. 627.
  •  А в Новотагилке – светло и чисто // Миасский рабочий. – 2005. – 29 января. – С. 6.
  • Горный, А. Новотагилка: были, легенды, факты. Из записной книжки краеведа / А. Горный // Миасский рабочий. – 1987. – 24 декабря.- С. 3.
  • Коробковка моя, деревянная, ближняя… [История села, подборка фотографий] // Миасский рабочий. – 2005. – 5 ноября. – С. 7.
  • Нечай, И. Весенняя распутица в Коробковке / И. Нечай // Миасский рабочий. – 2005. – 29 апреля. – С. 11.
  • Новотагилке – 185!: [Подборка материалов] // Глагол. – 2005. – 2 ноября. – С. 2.
  • Панкевич, Н. Они учились в нашей школе: [О Н.П. Кобелеве и Н.Н. Косякове, комсомольцах 1920-х годов] / Н. Панкевич // Миасский рабочий. — 1973. — 7 августа. – С. 3.

     

 

 

 

 

Поделитесь с друзьями