Мир познать невозможно

Считает поэт, член Союза писателей России Марат Шагиев

Очередная встреча в рамках проекта «Персона в «Либединке» прошла в Центральной городской библиотеке им. Ю.Н. Либединского в феврале.

В гости в библиотеку пришел известный миасский поэт и прозаик, член Союза писателей России Марат Шагиев. Заметим, что в литературной копилке Марат Шатыповича более 10 сборников. Стихи он начал писать с самого детства, а первый сборник стихов «Я – Миасскит» вышел в 2001 году.

Марат Шагиев, фото newsmiass.ru

Беседа с Маратом Шагиевым прошла в виртуальном формате. Ведущий встречи библиотекарь Владимир Мухин обсудил с поэтом немало интересных вопросов. Полное видео беседы миасцы могут посмотреть на ютуб-канале миасских библиотек. Мы же предлагаем вашему вниманию интервью с Маратом Хатыповичем.

Марат, когда вы написали первое стихотворение?

– Кто-то сказал, если  до 14 лет человек не написал стихотворение, значит, он не поэт. Я первое стихотворение написал в 13 лет. Я тогда не понимал что такое литературный размер, но магия стихотворного текста завораживала. Помню, катался на лодке по городскому пруду. Увидел очень красивую березу и у меня вырвались первые строчки  «Тихо трогает свежесть листья желтые березы…».

Лаптев называл меня «Вахш»

Я знаю, что вы член литературного объединения «Ильменит» чуть ли не с начала 1970-х  годов. Помните, как появились там впервые.

– В литобъединение «Ильменит» пришел уже через несколько лет в начале 1970-х. Собственно, отправил меня туда сотрудник редакции «Миасского рабочего» Соломон Эпштейн. Вот я пришел, гляжу, сидит Лаптев. Первое стихотворение наши литераторы обычно не обсуждали. Я прочитал. Лаптев как-то по-душевному и точно отметил: «Оружия здесь навешано много. Но пока не стреляет».

Михаил Лаптев

— Он почему-то называл меня «Вахш» – в честь бурной, горной реки. Я очень болезненно воспринимал критику, считал, что я гениальный, думал, что мои стихи кто-то хочет присвоить. Сейчас понимаю, что это просто невозможно сделать. А тогда мне приводили в пример людей, которые любят все «раскладывать по полочкам». У нас в саду был один садовод, у которого на участке все было чистенько. Он даже малину подметал. А я по профессии – взрывник, монтажник-высотник. И в поэзии, тоже считал, что самое главное это хаос, чувства. А у поэта Валерия Кузнецова, например, было все четко расписано. Я тогда этого не понимал, как это важно, а сейчас думаю, что в поэзии так и должно быть.

Марат, что касается первого сборника. Что это был за сборник?

— В 2001 году у меня вышел сборник «Я миасскит». Я посвятил его Миассу. Этот сборник мне помогли издать жители города. Спасибо им большое. Но реакции литературного сообщества не было. И только Валерий Кузнецов, работавший в то время на телевидении, позвал меня на съемку телевизионного сюжета. Сюжет должен был выйти вечером 11 сентября 2001 года. Сами понимаете, что произошло в этот момент. Так что сюжет о выходе книги никто не увидел. Всех интересовали произошедшие в Нью-Йорке трагические события.

Мне нравятся стихи «по вертикали»

Кто из поэтов и писателей вам запомнился больше всего?

– Это женщина. Она не любит, когда ее называют поэтессой. Поэт Нина Александровна Ягодинцева. Знаете, я не люблю сюжетных стихов «по горизонтали». Когда начинаешь читать и уже знаешь, чем это закончится. Правда, есть и исключения. Взять того же Александра Твардовского… Меня привлекают стихи «по вертикали», где концовка может быть совершенно другой. Такие стихи у Ягодинцевой. Поэзия – это такая страна, в которой брошенный пятак может прилипнуть к потолку. Но не просто так, с каким-то смыслом глубинным.

Нина Ягодинцева, Н. А. Ягодинцева. 2018 г. Фото: С. Коляскина

Я знаю, что вы пишите прозу. Сложнее или легче писать прозу?

– Прозу писать легче. Только времени больше уходит. В поэзии нужно в одной строчке выразить многое. А в прозе можно развернуться. (Марат показывает книгу «Полет бабочки»). Ее можно читать с любой страницы.

Невозможно познать все

Марат, у вас необычный взгляд на жизнь. Непросто, наверное, увидеть необычное в обычном? 

– Природа это миллион случайностей. Я не считаю человека венцом природы. Я считаю, что мир познать невозможно. Есть у нас Млечный путь, ребро нашей галактики. Обычный космический корабль до ее центра будет лететь миллион лет. Как же можно познать все? Если ты видишь все, знаешь все, то смысл жизни теряется. Представляете, даже женщину вы видите насквозь. Неинтересно становится. Не дай Бог, если мы будем знать все и про всех. Знаете, иногда гадаю на картах, и все сбывается. Но я боюсь этого, потому что человек не должен знать свое будущее.

Марат насколько непросто издавать стихи. Сейчас это очень дорого стоит. Поделитесь секретом.

– Если бы я не издал 10 сборников, я бы 10 раз умер. Эмоции не нужно хранить в себе. Их нужно выплеснуть и забыть. У меня написаны сотни стихотвотворений. Отношусь к ним, не как к своим. Многие я не фиксировал. Ну, а по изданию… Когда приходит время издавать сборники, как-то находятся деньги. 

Марат, расскажите о вашем последнем произведении. Слышал, что оно достаточно большое.

– В черновиках лежит уже написано произведение. Пытаюсь изобразить нашу действительность.  Сюжет простой. Сегодня по всей стране появляются заборы. Идет резкое расслоение на бедных и богатых. Богатые как считают: «Если люди в грязи живут», ну и пусть живут. Вот об этом жестком противопоставлении моя новая повесть «Мир с окнами на проспект». Очень страшно человеку переступить грань. Переступил и наступает вседозволенность. В повести есть элементы фэнтези, потому что без этого невозможно.

В туманной мгле

Вся наша жизнь, все наши думы,
В плену обыденности дней,
И всё растущие проблемы,
Нас тиной заволакивают в ней.

Мы под гипнозом, мы во сне,
В руках судьбы — марионетки,
Бежим, торопимся в туманной мгле,
И годы превращаем в пытки.

И часто, пробудившись  от сна,
Мы душ родных уж не находим.
Мы в нем теряем навсегда,
Всех тех, кого так сильно любим.

Их потеряв, корим себя,
За равнодушие, за слабость,
Но вновь несемся, голову сломя,
Лишь чувствуя огромную усталость.

Весна

Как опостылела зима,
В объятиях холода сжимая,
Она сковала нам сердца,
Осколком льда лишь согревая.

Прошли уж праздничные дни
С нарядной елкой и огнями
И хочется опять весны
С ее журчащими ручьями.

Она придет даруя нам свободу,
Оковы льда срывая с нас,
И мягко убаюкивая вьюгу,
Всем лучики тепла раздаст.

И снова землю накрывает
безумство красок и цветов,
И снова землю наполняет
безумство звуков и духов.

Спасибо богу иль природе
За эти радостные дни,
За счастье видеть возрождение
Всей этой нежной красоты.

Видео встречи можно посмотреть на нашем ютуб-канале «Библиотеки Миасса»

Машгородок / Новости библиотек / ЦГБ им. Ю.Н. ЛибединскогоПодробнее > "Мир познать невозможно"