Лев Бруни: «В моих жилах течет акварель» : 120 лет со дня рождения художника

 Лев Александрович Бруни (1894-1948)  — один из наиболее ярких и обаятельных художников  прошлого столетия, в искусстве которого ярко и своеобразно претворились идеи времени. Бруни – это знаменитое имя в истории русской живописи и в истории культуры Миасса.


Природный  дар. Годы учения

Представитель знаменитой династии художников  Лев Александрович происходил из рода Бруни-Соколовых, известных живописцев и архитекторов, история которого насчитывает более четырех столетий. Родоначальником династии по отцу был Антонио Бароффи Бруни – художник, общественный деятель Швейцарской республики, член Миланской Академии художеств, потомок старейшего итальянского рода, известного со времен Возрождения. В начале XIX века он приезжает в Россию и получает место «живописного и скульптурного дела мастера» в Царском Селе. Его сын – Федор Антонович Бруни был известным историческим живописцем, главой русского академизма. Прадед по материнской линии Петр Федорович Соколов – известный художник-акварелист пушкинской эпохи. Дед – Александр Петрович Соколов,- академик, хранитель музея Академии художеств, был тоже мастером акварели. Отец Льва Александровича, Александр Александрович, был архитектором, а мать Анна Александровна – литератор и переводчик. Такая богатая творческими людьми родословная  позволяла впоследствии Бруни шутить, что у него в жилах течет не кровь, а акварель. От своих предков Лев Александрович унаследовал эстетическую интуицию, вкус и воображение.
         Первый свой натюрморт Лев Бруни написал акварелью в 13-летнем возрасте: лисья шкура, наброшенная на стул, стоящий около рояля. Эта работа вызвала одобрение у известного художника и искусствоведа Александра Бенуа, и больше Бруни не расставался с красками и карандашами.
         Непродолжительные годы учебы сначала в качестве вольнослушателя в российской Академии художеств, а затем в Париже, в Академии Жюльена, серьезно не повлияли на становление творчества молодого художника. Но французское изобразительное искусство не оставило его равнодушным. От французского искусства он привнес в свои работы артистизм, свободу выражения, эскизность и мимолетность. Импрессионистическая по манере и лирическая по своей внутренней сути графика Бруни образным языком говорит о любви к окружающему миру, гармонии бытия.  
 
Бруни – художник-новатор         
В 1913 году Лев Александрович возвращается в Петербург. Начинается его активная творческая деятельность. В конце 1910-х годов в мастерской  Бруни на Университетской набережной часто собирались вечерами художники Н.И.Альтман, Д.И.Митрохин, В.Е. Татлин Н.А.Тырса, поэты В.В.Маяковский, О.Э.Мандельштам, В.В.Хлебников, Н.А.Клюев. Молодой художник был организатором и душой вечеров, где царила особая атмосфера: дух независимого творчества, свободная импровизация. Бруни все любили за открытый нрав, уступчивость, понимание, интерес к людям. Это был своеобразный клуб художественной интеллигенции, который вошел в историю  искусства как литературно-художественный кружок  под условным названием «Квартира №5». Здесь поощрялись эксперименты  в сфере искусства, творилась новая эстетика. Лидером был В.Е.Татлин – кубист, футурист, основатель конструктивистского направления в изобразительном искусстве. Под его влиянием Бруни увлекается формальными экспериментами с разнообразными материалами: деревом, металлом, стеклом и вообще всем, что под руку попадется, и занимается пространственным конструированием.
            Но для Бруни подлинным новаторством стало не конструирование новых форм и структур, а создание собственного изобразительного языка. В отличие от некоторых горячих и увлеченных реформаторов, Бруни никогда не отрицал старого искусства. Владимир Андреевич Фаворский говорил: «Я всегда думал о нем, что в его лице традиции не разрываются, а продолжаются». Приоритеты в искусстве были обозначены рано, поэтому характерная «бруниевская» манера родилась на удивление многим, в юном возрасте и почти не менялась на протяжении всей жизни.
Миасс. Любовь         
В 1917 году состоялась первая поездка на Южный Урал, в Миасс, в семью Константина Бальмонта. В это время в поселок Тургояк на отдых к знакомым приехала жена поэта   —  Е.А. Андреева-Бальмонт с дочерью Ниной.  Из-за октябрьских событий им пришлось остаться в Миассе. Екатерине Алексеевне, известной переводчице, подыскали работу в местной библиотеке, а Нина продолжила учебу в гимназии. И это определило ее судьбу.
            Челябинский художник П.Г.Юдаков (1897-1978) рассказывал, как встретил в окрестностях Миасса    на этюдах художника Льва Бруни. Жил он в землянке, на двери была прикреплена визитная карточка: «Лев Александрович Бруни. Петроград». В Миассе художник много рисует, в основном углем и тушью. Уникальные рисунки
 
Уральской серии, изображающие пейзажи окрестностей озера Тургояк («На Урале», «Тургояк. Крутики»), портреты местных жителей, сцены из семейной жизни, чудом остались целы и сейчас хранятся в крупнейших музеях. Это виртуозные по технике исполнения и совершенно новые по стилистике рисунки выполнены углем и мелом на оберточной бумаге и впитали в себя все искания искусства новейшего времени, которыми бурлила художественная жизнь Москвы и  Петербурга. В это же время Бруни выполняет рисунки к поэме В.Хлебникова «Ошибка смерти».
         Кроме занятия творчеством, в Миассе Бруни ради заработка преподает чистописание и рисование в общеобразовательной школе, дает частные уроки рисования.     А от случая к случаю не гнушается простыми заработками, делает, например, нумерацию домов по Златоустовской улице. Были встречи и общение с местными художниками.
         В феврале 1918 года Бруни ненадолго приезжает в Петроград, участвует в выставке «Мира искусств», проходившей в родных ему стенах Академии художеств.
         А душевные и сердечные интересы влекут его вновь на Урал, в Миасс. Вот как об этом времени пишет в своих воспоминаниях Е.А.Андреева-Бальмонт: «В ту зиму 1917 года, что я была на Урале, я пережила большие волнения. Моя дочь Нина в 16 лет собралась замуж за молодого художника Льва Александровича Бруни. Я знала семью его. Любила его мать, и дети наши виделись и дружили. Лев Бруни, вернувшись с фронта, приехал к нам погостить на Урал, влюбился в Нину и настаивал жениться на ней немедленно. Я решительно отказала ему: дочь моя слишком молода и по характеру совсем ребенок, не кончила даже гимназии, совершенно не знает жизни, людей. И просила Бруни отложить хотя бы на год мысль о браке.  <…>  Бруни переписывался с Ниной и ко дню ее рождения (ей минуло 17 лет) приехал из Петербурга в Миасс, преодолев все трудности дороги в нетопленных полуразрушенных теплушках, в холод и голод. В мае 1918 года они обвенчались в Миассе».
Годы скитаний         
Некоторое время семья Бруни жила в Чебаркуле, а затем уезжает в Сибирь. Причин отъезда было много. Главные из них – труднейшие условия существования и страх перед большевиками. Об этом Лев Бруни писал откровенно и смело: «Нужны были средства к жизни. Чешский переворот. Миасс превратился в пражскую провинцию. [Там] до сих пор никакой власти не было или она мало была заметна. <…> Летом в 19 году наступление красных войск застает меня и жену в степи на заимке. Панические слухи. Эвакуация. Стадное чувство повлекло, куда бежала вся интеллигенция, на Восток».       
    

Уральский пейзаж. Акварель 1918 год


Тургояк. Крутики. Уголь 1917 год


Осина. Акварель. Тушь. 20-е годы.

Крестьянка. 1916г.


    
Охота на озере. 1919г.
Русский музей. Санкт-Петербург.

Началась скитальческая эпопея: Омск, Новосибирск и снова Миасс. В мае 1920 года у Бруни в Миассе рождается первенец Иван, а в сентябре семья окончательно перебирается в Петроград.

         К слову — миасский краевед В.В.Морозов переписывался с Ниной Константиновной Бальмонт-Бруни. Она подарила ему сборник стихов отца  с надписью: «От дочери Поэта на память о встрече в Ленинграде и с надеждой на встречу в Миассе». Нина Константиновна

прожила долгую и нелегкую жизнь. Скончалась в 1989году в возрасте 89 лет, так и не побывав больше  в Миассе – городе своей юности, своей судьбы.         

Творчество высокой пробы          
 Талант Бруни-графика в полной мере развернулся в 1920-е годы. Это было плодотворное время: он пишет картины, акварели, много рисует, участвует в выставках, иллюстрирует книги, организовывает мастерскую по изготовлению игрушек. Кроме того планирует создание опытной станции  Института материальной культуры, но проект не был осуществлен. В эти годы он становится профессором графического, а затем монументального отделения живописного факультета ВХУТЕМАСа. Работы мастера экспонируются на выставках, среди которых следует назвать прежде всего групповую выставку произведений ведущих московских графиков в Цветковской  галере, а также выставки объединений «Маковец» и «4 искусства».

         Лев Александрович много и увлеченно занимался педагогической деятельностью, преподавал по приглашению В.А.Фаворского во ВХУТЕМАСе, затем в текстильном и художественном институтах.  Методика его преподавания была живой, действенной и складывалась из практической работы со студентами и из личного творческого опыта. Ученики вспоминают, что Бруни обучал их изобразительной технике без строгого следования каким-либо канонам и правилам, раскрывал сложные закономерности построения пластической формы, передачи цвета и пространства.

         Л.А.Бруни занимался педагогической работой почти 30 лет. Непринужденная обстановка в студии, артистичность, легкость характера и общительность учителя делали уроки профессора Бруни незабываемыми и снискали ему уважение и любовь.

          В 1930-е годы Бруни выезжает в творческие поездки в Азербайджан, Узбекистан, Таджикистан, Крым. Там он создает изумительные по тонкости и красоте акварели батумской, среднеазиатской и крымской серий. Выходят книги с иллюстрациями художника, он начинает активно работать как художник-монументалист, а с 1935 по 1948 год руководит вместе с В.А.Фаворским Мастерской монументальной живописи.

         В годы войны Лев Александрович делает зарисовки в госпиталях и в истребительном батальоне авиационного полка, живет в эвакуации в Алма-Ате. Два его сына, Иван и Лаврентий были призваны на фронт. В 1943 году Лаврентий погиб. Иван после войны стал известным художником-графиком.  Несмотря на тяжесть утраты и все испытания военных лет, Лев Александрович много работает. Еще до войны он   начал иллюстрировать юбилейное издание «Лирики» Низами. Книга вышла уже после смерти мастера. Эти иллюстрации —     вершина графического искусства Бруни.

              Низами «Лирика» Иллюстрация

Художник прожил активную и насыщенную жизнь неутомимого новатора. Творческая страсть, артистизм были для него       опорой в жизни, полной невзгод и лишений. Он был очевидцем и участником самых драматических событий ХХ века: пережил две мировые войны, революцию. И каждое мгновение этой жизни было пропущено через искусство.

Литература
Ефремова, Е. «У меня в жилах течет не кровь, а акварель»/ Е.Ефремова // Юный художник. — 2001. —  №3. —  С. 38.

  • Злобина-Кутявина, С. Бруни – нормальная русская фамилия / С.Злобина-Кутявина  //Домовой. — 1996. —  №7. —  С.  26-32.
  • Федорищев, В. Бальмонт и Миасс / В.Федорищев // Миасский рабочий. — 1992. — 3 июня. —  С. 3; 5 июня. — С. 2.
  • Федорищев, В. Бальмонт, Бруни и Миасс / В.Федорищев // Уральский следопыт. —  1993. —  №10. – С. 4-5.
  • Фонотов, М. Паломники Тургояка / М.Фонотов  //Челябинский рабочий. — 2006. — 11 ноября. —  С . 9.
  • Челябинская область: Энциклопедия. Т.1. Челябинск: Каменный пояс,2008.- С.512.

Составитель: Мали И., ведущий библиотекарь
Календарь знаменательных датПодробнее > "Лев Бруни: «В моих жилах течет акварель» : 120 лет со дня рождения художника"

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *